Кризис веры в условиях пандемии вируса COVID-19

«Светило Солнышко и ночью, и днём.

Не бывает атеистов в окопах под огнём» (Егор Летов)



Введение

Над всеми людьми – праведными и не праведными постоянно восходит и светит Солнышко благодати (Матф. 5:45), и днём, и даже ночью. И подавляющее большинство людей привыкают к этому и начинают думать, что так будет неизменно и всегда. С другой стороны, известны многие свидетельства, повествующие об атеистах, прошедших через огонь войны и страдания, которые стали пусть не публично, но все-таки верующими. Мудрый Екклесиаст сказал: «Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло» (Екк. 8:11). Однако, все-таки приходит момент, когда ситуация меняется и над делающими худое, и над делающими доброе. Этот особенный промежуток времени даёт оценку и тем, и другим.

Данные заметки – скромная попытка показать, как проявляется вера церковных и не церковных людей, во время испытаний, в особый период под названием «Всемирная пандемия». Большинство людей в этот период испытали потребность в спасительной вере, сильную мотивацию обрести надёжную опору в опасной ситуации. Они называют это по-разному – как вера в силу государственных институтов власти, в человеческий разум, в силу медицинской науки и опыт врачей. Церковь же имела в этот период возможность оценить реальность и действенность персональной веры и провозглашаемых ею заявлений и постулатов веры.

Угроза для жизни выявляет важность веры

Когда в начале февраля 2020 года в бизнес компаниях отменили общественное питание во избежание распространения вируса COVID-19, это обеспокоило общество, но не сильно. Позже на месяц, все кто имеет мобильные устройства, получили сообщение леденящее кровь: «March 19, at 11:49 p.m. EDT | Critical Alert: Authorities announce indefinite statewide stay-at-home order for California, US, March 19, due to COVID-19. Disruptions likely. (Критическое предупреждение: Власти объявляют о бессрочном требовании штата оставаться дома на всей территории штата Калифорния, США, 19 марта, в связи с COVID-19. Возможны сбои)». Так, по распоряжению правительства были проинформированы жители о начале карантина. Общество перестало считать эту беду проблемой одного китайского города Ухань, и уже 11 марта Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию: китайский вирус, получивший собственное имя COVID-19, охватил всю планету, вызвав заболевания миллионов. Методы, выбранные властями, были равносильны тем, которые применяют во время военных действий или природных стихийных бедствий. Конечно, это привело людей к большому стрессу, особенно пожилое население


Мыслящие люди, академики и учёные, медики и психологи стали бить тревогу, говоря о разрушительном влиянии подобных методов на психику и здоровье людей. Так известный профессор и вирусолог, Г. Гундаров в интервью телеканалу «Открытая студия» говорит: «Загнали нас в помещение и закрыли. В результате у нас паника, страх, дети к нам не ходят, так как запретили, и вообще объявили тех, кому 65 и выше умственно не полноценными, так как не могут определить того, что им нужно, а что нельзя. Верить никому нельзя. Поэтому что будет с иммунитетом?» – спрашивает академик, и продолжает: «Катастрофически упадёт. Психика обладает колоссальным свойством – либо иммунитет взлетает и никакая палочка, вирус организму не страшны. Либо, наоборот, обнуляется настолько, что стоит на себя самому чихнуть и человек заболеет. Вот что такое иммунитет, насколько он зависит от психического, стрессового и морального состояния человека».

Владимир Ворожцов в статье «Пандемия страха» так отобразил состояние общества тех дней: «Как в военное время, мы с тревогой ждём утренние сводки о числе заболевших и умерших за истекшие сутки, в надежде, что вчера их было меньше, чем позавчера». К переживаниям за здоровье, добавились предсказания о неминуемом экономическом потрясении. Известный американский экономист Нуриэль Рубини заявляет, что «нынешняя эпидемия перерастёт в крупный экономический и геополитический кризис», – мысль о котором вгоняет общество в состояние уныния и депрессии.

Итак, большинство людей, не имеющих практики веры в Живого Бога, узнали из источников массовой информации, что состояние человеческого организма и даже их жизнь напрямую зависят от веры как особой потребности опереться на что-либо. Психика человека – это как пульт управления состоянием иммунитета и здоровья любого human sapience. Для людей определённого возраста вера особенно необходима, как опора в жизни.

Человек под страхом смерти начинает искать истину и приобщаться к вере. Михаил Тюренков в своей статье пишет: «Но и сейчас люди, ещё совсем недавно весьма беспечно относившиеся к смерти, стараясь просто забыть само это слово и "брать от жизни всё", постепенно начинают понимать, что же такое "страх смертный" и чаще задумываться о Вечности. Одни многочисленные поисковые запросы в духе "кому молиться об излечении от коронавируса", "какие иконы помогают при эпидемиях" или "какой святой защищает от внезапных болезней" уже наглядно показывают, что у многих людей проснулась потребность в молитвенном общении с Богом и святыми».

Прав был Апостол Павел, когда проповедуя Афинянам, говорил что они готовы поклоняться даже неизвестному божеству, только что бы им была от этого польза и защита: «Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашёл и жертвенник, на котором написано "неведомому Богу ". Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам». Дн. 17:23 Незрелость и поверхностность такой веры очевидна, она выражается в старой славянской пословице: Как тревога так до Бога. Современная поэтесса Анна Вельк эту потребность изложила в стихах так:

Бог нужен, нужен каждому на свете,

Среди всех этих хлопотных дорог:

Когда в беду попали наши дети,

Когда болезнь внезапно сбила с ног

Такие люди ищут в вере сиюминутного облегчения, а не спасения души. В унисон словам из песни Егора Летова, можно сказать – хотя в окопах атеистов не бывает, но еще не факт, что такая вера является спасительной. Если вера ориентирована только на своё эго и личную выгоду, – такая вера не спасает.

Перейдём к рассмотрению реакции на пандемию COVID-19 людей в церкви. За основу возьмем общее состояние христиан, считающих себя детьми Божьими, безотносительно к конкретной деноминации.

Первая реакция

Объявление о пандемии и введении карантинных мер, запреты на проведение массовых общественных мероприятий, включая и богослужебные собрания, стало подобно видению кошмарного сна для многих христиан. Основная масса верующих, не понимая и недоумевая, восприняли весть о том, что в следующее воскресение богослужения не будет. Служители стали спешно перестраивать формат служений, а там, где не практиковались онлайн трансляции, стали спешно ее интегрировать в церковь.

Цунами аудио и видео информации и новостей захлестнуло как мирских людей, так и людей в церквях. Просмотры продукции объявившихся блогеров, за одни сутки стали исчисляться десятками тысяч. Страхи стали расти, как грибы, и в официальных СМИ, и в социальных сетях. Владимир Ворожцов так описывает это состояние: «К сожалению, многие христиане забыли о принципах Божьего покоя. Вирус страха поразил и их. Их жизнь полна тревожных ожиданий. Библия для них стала меньшим авторитетом, чем социальные сети». Виртуальные «окопы» и сводки погибших за сутки стали потрясением и беспокойством о своём будущем у не утверждённых в вере людей. Это состояние напоминает слова из псалма, который церковь пела до пандемии: «Увы! Я одинокий, Бессилен устоять; То ухожу далёко, То льну к Нему опять». Христиане, приходящие только на праздничные служения, напуганные происходящим, стали активно каяться в своих тайных комнатах.

Это практическое изменение духовного состояния христиан от литургического созерцания красоты воскресных служений к реальному поиску Божьего присутствия и защиты в жизни. Сергей Борушко в своём докладе «Духовные испытания и пандемия» говорит об этом так: «Здесь можно сделать логический вывод, что если все содействует ко благу, в том числе и каким-то парадоксальным образом пандемия тоже содействует ко благу». Благо здесь надо понимать как обращение людей к Богу. Безусловно, это было бы радующий факт, если бы не тезис, указанный выше: «В окопах не бывает атеистов, но еще не факт, что такая вера является спасительной». Обоснованность этого утверждения попробуем прояснить в последующих пунктах.

Истинное поклонение Богу или плановая литургия

Под лучами Солнышка благодати, в условиях благополучия и покоя, для многих поклонение Богу превратилось в плановую литургию. До объявления всемирного карантина, регулярность богослужебных собраний в церквах всех конфессий удивляла своим устойчивым порядком. Было хорошо и приятно видеть нарядные хоры, профессиональных проповедников и пастырей, исполняющих своё служение за равноценную другим бизнесам зарплату. Основной задачей для приходящих на служение было не забыть отдать конвертик с аккуратно упакованными церковными взносами.

Если в хоре, вдруг появлялся брат или сестра в одежде, отличающийся от объявленного цвета или фасона, то это вызывало недоумение; ведь форму нарушать не положено. Перестало встречаться пение или чтение стихов бабушками и дедушками, которые делали это от души; ведь такое участие идёт в диссонанс с программой и портит красоту литургии воскресного служения. Церкви росли, но в основном те, у которых было более свободное учение или креативно оформлено проведение богослужебных собраний. Таковые стали называться мега-церквями. Вот как про это говорит Михаил Черенков в своём докладе: «Церковь и ее миссия во время перемен» «…Я наблюдал, как многие в экспериментах с новыми форматами раньше пошли в направлении скажем так гламура, развлечений, чрезмерных украшений. Старались быть слишком модными». Верующие приходили на воскресные собрания, чтобы посмотреть исполнение на высоком уровне и не сожалеть о потраченном времени. И вот пандемия, в условиях карантина некогда огромные собрания запечатаны в своих домах, как в окопах, ввиду распространения вируса. Красивых служб больше нет, общения и взаимодействия прекращено.

Еще от самого апостола Павла идёт понимание Церкви как Тела Христова: «Ибо, как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» Рим. 12:4-5. Говоря так, он очевидно не имел в виду, что эти члены не будут встречаться месяцами. Да, какие-то возможно, но что бы все не встречались и оставались духовно живы, такое вероятно не входило в утверждение апостола. Иначе такое Тело похоже на парализованное или даже отмирающее.

Большинство членов поместных церквей в условиях карантина, при любой встрече делятся своими ощущениями о «временной недееспособности Тела». Например, служитель миссионерского отдела Сергей Львов, в своём интервью говорит: «Это равно, как если человека положили на больничную койку или частично парализовало».

Подобное состояние оно характерно для христиан всех возрастов, говоря об этом, М. Черенков говорит: «Я хочу сказать, что ностальгия за старыми формами общения она понятна и естественна, но иногда она не помогает справиться с текущим кризисом и перейти по ту сторону, пройти через кризис. Она просто задерживает нас в нашем развитии и напоминает нам хорошие вещи. Напоминает, что было дорого для нас, для наших отцов, и что желательно сохранить. То есть, если нам больно без этого, трудно, значит, оно значило для нас больше, чем мы думали. Если мы растерялись без общих воскресных служений, то значит, все-таки, они имели очень важное значение для нашего евангельского христианства. И тогда мы должны себя спросить: «А каков реальный порядок наших приоритетов?»

Конечно, говорить о Теле Христовом только в масштабе отдельных поместных церквей, не совсем правомерно. Созданная Христом Церковь – это вселенская Церковь, которая есть повсюду – даже в катакомбах, подвалах и личных домах. Домашняя церковь, тоже является частью этого большого организма – Тела Христова. Если в поместных церквях определённого служения друг другу не происходит во время карантина, и члены Тела не реализовывают свои дары, то в домашней церкви это служение продолжается. Священное Писание устанавливает определённые обязанности для членов домашней церкви: мужей и жён (Еф. 5:22-33), родителей и детей (Еф. 6:1-4), господ и слуг (Еф. 6:5-9), старших и младших (Тит. 2:2-6). Интересен тот факт, что даже руководство православной церкви задолго до пандемии, стало продвигать подобное понимание. «…советовали родителям, чтобы дома дети читали вслух и разъясняли … евангельские фрагменты и т.д.»

Эта точка зрения имеет подтверждение, как в Писании, так и в доктринах Евангельских христиан-баптистов. В «Вероучении» (2000р) понятие о домашней церкви изложено достаточно развёрнуто: «Мы верим, что домашняя церковь – видимое собрание возрождённых душ, которые проживают в одном доме, одной семье». Это понимание очень хорошо изложил Александр Гейченко в своей статье «Домашняя церковь в отечественной баптистской экклесиологии и современной библеистике».

Многие устоявшиеся в практическом вероисповедании понятия и утверждения так же претерпели проверку во время пандемии вируса COVID-19. Оказалось, что некоторые постулаты веры, активно провозглашаемые христианами, не полностью соответствовали состоянию сердца и дел. В данной работе будут обсуждаться только два пункта которые оказались особенно яркими в условиях карантина.


Церковь — это не храм

Большая часть жизни и взаимоотношений членов Тела Христова до пандемии были сосредоточены вокруг церковных помещений. Строительство и благоустройство зданий, проведение совместных трапез любви, различных неформальных мероприятий, как молитвенные завтраки или свадебные обеды – все это без церковных помещений немыслимо. Точную оценку этому даёт Михаил Черенков: «И вот здесь самокритично, я хочу сказать, что мы привычно говорили, адресуя эту критику православным, католикам. Мы говорили, что церковь – это не здание. А готовы ли мы повторить это сейчас? Когда нам так хочется вернуться в здание».

Вот как видит это положение Олег Турлак в своём размышлении «Церковь как виртуальная реальность. Сегодня, в воскресенье 15 марта 2020 года, многие церковные здания и молитвенные дома по всему миру выглядят так, как будто произошло восхищение церкви, т.е. верующих в Спасителя. Тысячи экклесий проводят богослужения с трансляцией в YouTube и Facebook впервые в своей истории из-за запретов со стороны правительства на массовые мероприятия. С кафедры вещают пасторы, а конгрегации… нет. Мир вокруг нас меняется. Меняются церкви.»[20] На самом деле, это только легко говорится, но духовные процессы идут гораздо болезненнее.

Здания оказались объединяющим фактором, придающим чувство семейности и соответственно, утрата такого символа духовной гармонии не возможна без привкуса, что вера какая-то не полноценная, лишённая намоленного места и как будто даже в состоянии разрыва с Богом. И это понятно, ведь богословское понимание особенности дома молитвы уходит корнями в далёкое прошлое, отличая его от обычного дома через служение освящения. Вот как об этом говорит М.В. Ванин: «…с этого момента скиния стала святой, …стал Его домом… Сущность освящения состоит в соприкосновении с Богом. Все к чему прикасается Бог, освящается.» Такая ситуация делает Церковь похожей на Израиль утративший храм во времена Навуходоносора (4 Цар. 25:8-9), когда они, лишённые храма, чувствовали себя сиротами. Хотя слова Христа, сказанные в беседе с самарянкой, хорошо известны: «Наступает время, когда и не на горе сей и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине…» (Иоан. 4:21,23), но человеческая натура привыкает к специфическому образу поклонения в «святом» месте, делая его эталоном. С другой стороны, пишет пастор киевской церкви «Благодать» Владимир Омельчук, ограничения на проведение богослужений в условиях карантина заставили служителей церкви задуматься о формах поклонения, проведения таинств веры и празднования великих христианских праздников как Пасхи и дня Пятидесятницы, когда по Писанию они все были единодушно вместе в одной горнице (Деян. 2:1).

Как оказалось, в отношении церкви-здания, слова и дела не полностью соответствовали как у рядовых членов церкви, так и у служителей. Это высветило необходимость продолжения реформация церкви сегодня. Упомянутый ранее докладчик М. Черенков так и провозгласил во время своего доклада: «Реформация никогда не кончается … церковь продолжает постоянно обновляться». Призыв к этому отчётливо прозвучал во всем мире, ведь из 252 стран всего 2 (Швеция и Белоруссия) не закрыли дверей храмов, костёлов и домов молитвы. И такое могло совершиться только с позволения Божьего, ведь сложно представить что бы по желанию человечков были закрыты 80 395 молитвенных мест только одних баптистов в США, не беря в счёт другие вероисповедания. Такого единообразия и эффективности не мог добиться даже И.В. Сталин в Советском Союзе, не говоря уже о так называемой христианской стране Америке.

На прозвучавший выше тезис М. Черенкова о практической реформации мировоззрения церкви в отношении места поклонения, еще предстоит ответить на страницах богословских работ, но все же важнее ответить каждому истинному поклоннику в своём сердце заложив прочный фундамент веры - это поклонение должно быть …Отцу в духе и истине (Иоан. 4:21,23) и на любом месте.


Евхаристия — это не обряд

Следующим подобным постулатом претерпевшем проверку, стало преломление хлеба в воспоминание смерти Христа. Писание приводит нас «…к однозначному заключению, что евхаристия, которая творится в Его воспоминание (Лк. 22:19) и тем самым указывает на Его смерть, в то же время становится событием реальной встречи не только с историческим Христом коллективной памяти, но и с живой личностью – с воскресшим Иисусом».

Уже ранее было сказано, что с момента карантина поместные церкви столкнулись с незнакомым явлением – физическим разобщением ее членов, осложняющим привычное участие в заповеди Христовой. В связи с этой проблемой встал вопрос: "Как исполнить Причастие во время карантина?" Позже, конечно, появились варианты участия, например, как в изложении преподавателей Одесской Богословской семинарии с предложением: «Каждая церковь может выбрать один из вариантов в зависимости от своего понимания сущности этого установления и местных условий». Но в первый момент обнаружения проблемы, большинство служителей стало перед трудностью теологического формирования единого ответа для членов церкви.

Два главенствующих принципа, вытекающих из исследования Писания по этой теме, – во-первых, не допустимость халатного отношения к Вечери, за которую Апостол Павел порицает Коринфскую церковь, и второе, – это общность всех членов, принимающих хлеб и вино в единодушии (1Кор. 11:20-21), привели к дилемме и прениям среди христиан. Так Алексей Коломийцев, отвечая на вопрос о возможности участия в онлайн формате, говорит, что первый принцип сложно исполнить, так как мы не знаем, кто и как будет относиться к участию в таком формате. Мы не можем обеспечить правильное отношение, о котором сказано в Первом послании Коринфянам. Здесь легко попасть под осуждение из-за недостойного участия. Второе, – конечно, отсутствует элемент общ