top of page
  • livan

Христианин и служба в силовых структурах


В моем докладе будет больше практических примеров. Я выскажу свою позицию, как смотрю на полицию в частности и на нравственную ответственность, в том числе благословлять, поддерживать структуры, которые обеспечивают правопорядок, которые не дают распространятся злу и беззаконию. Мы знаем, что современное общество погрузилось буквально в насилие и средство массовой информации каким-то образом подпитывают дух насилия. Конечно же, как всякий здравый человек, я за миротворческие подходы, за профилактику, за предотвращение применения оружия и силы. Любыми возможными способами мы должны работать как церковь, как христиане с обществом, с душой человека и выполнять эту спасительную функцию, потому что ни тюрьмы, ни насилие – они не спасают душу, они не исцеляют душу. Мы работаем на поверхности, работаем с «сыпью на лице», спасая невинных деток, женщин, стариков от насильников, маньяков. В любом случае мы не спасаем души этих маньяков и насильников. Поэтому приоритет церкви – это однозначно работать с духом, с душой, с сознанием, на профилактику, на опережение. Я ненавижу войну всеми фибрами своей души. Я никогда не хотел бы применять оружие или технику боевых искусств, защищая самого слабого. Все трезвомыслящие люди, в том числе и полицейский, молятся, особенно если они христиане, о том, чтобы никогда в жизни не лишить жизни другого человека. Но, к сожалению реалии - есть реалии и мы с ними сталкиваемся в нашей жизни. Когда мы говорим об этих реалиях, то должны признать следующий факт, что в евангельских кругах, в христианстве нет единого мнения, касательно применение силы и оружия.


Мы не наблюдаем это на протяжении веков. Разные споры, дискуссии, взгляды на этические проблемы, связанные с применением силы - это реалии нашего времени, даже когда говорим о том, что нужно применить силу для того, чтобы ограничить или остановить зло, обеспечить правопорядок. Статистика к сожалению ужасающая. Мы наблюдаем процессы увеличения убийств, изнасилований, похищение детей, грабительство. И когда мы рассуждаем в мирных богословских университетах о том, что есть пацифизм или милитаризм, или когда с церковных кафедр проповедуем, то это одна сторона медали. А вот когда находимся в эпицентре зла, когда перед нами стоит вопрос «что делать?»: защитить ребенка, которого может маньяк изнасиловать, бросится на него, применить какие-то физические приемы, для того, чтобы остановить его, или же стоять и наблюдать. Эта этическая дилемма очень серьезный вопрос для христиан, когда мы оказываемся перед угрозой насилия, смерти, не в смысле своей даже самозащиты, а именно третья сторона – наш ближний, любимый человек оказывается в эпицентре зла. Что я должен делать, как христианин в плане защиты моего ближнего? И, конечно же это ключевой, наверное, вопрос, когда эта реальная ситуация, когда практически какой-то случай, а не просто философские концепции в мягких креслах, то тогда мы начинаем серьезно задавать вопросы: «А что же все-таки делать, как поступить?» С этим сталкиваются не только личности, не только на уровне семьи, но мы знаем народы воюют друг с другом. Существуют конфликты, очаги, эпицентры зла боевых действий, когда реально стоит вопрос что делать нации, и что делать народу. И вот пример из истории моей родины:

В 2016 году 2 ноября, в Краматорске, Донецкая область, на военной базе Сормат, всеукраинский совет церквей и религиозных организаций провел свое заседание в зоне АТО (антитеррористическая операция). Представители разных конфессий: пятидесятники, баптисты, католики, православные, мусульмане говорили о том, что Родину надо защищать. Когда враг нападает, когда угроза мирным жителям, то естественно граждане страны должны встать на защиту нации. На военной базе Сормат всеукраинский совет церквей и религиозных организаций принял концепцию, постановление: «Совет высоко ценит служение украинских воинов-защитников, а также военных капелланов и волонтеров на Востоке Украины. На сегодняшний день душепасторская опека, моральная поддержка и практическая социальная помощь как никогда нужны военнослужащим и членам их семей, а также многим жителям Донбасса, покой и безопасность которых обеспечивают украинские защитники». Здесь позиция сопротивления злу, агрессии, насилию силой противодействия. Речь не идет о каких-то агрессивных атаках на другую страну. Речь идет о защите и это подчеркнуто в постановлении совета церквей.

Документ на украинском языке, который вышел немного раньше в 2005 году, так же на заседании всеукраинских церквей и религиозных организаций в Киеве: «Как главные представители церквей и религиозных организаций, мы стараемся и будем делать все, что от нас зависит для остановки кровопролития, для восстановления мира, для победы над враждой между людьми и народами. Мы признаем право человека и государства защищать себя от агрессии, от тех, кто незаконно взял в руки оружие и замыслил зло, сеять смерть, горе и слезы на украинской земле. Поэтому мы призываем верующих в соответствии со своими религиозными убеждениями и возможностями, брать участие в обороне своей Родины».

Этот вопрос в истории евангельских движений всегда оставлялся на решении совести конкретного человека. Ни церкви, ни объединения не доминировали в своих каких-то директивах, хотя принимались постановления, но оставляли это на совести каждого человека.

Я уже подчеркивал, что ненавижу войну и если мы обратимся к философам, например, Николай Александрович Бердяев в своих трудах «О судьбе России» говорил, что «война это знак внутренней болезни человечества», и об этом знает церковь, об этом знают христиане, поэтому их фокус – лечить эту внутреннюю болезнь. Бердяев оставил тезис, касательно милитаризма и пацифизма. Он подчеркивал, что «и милитаризм, и пацифизм - одинаковая лож, и там и здесь - внешние отношение к жизни». Т.е. решение внешних проблем, но внутренняя болезнь, корень, самое истинное зло находится в сердце человека. Из сердца исходят убийства – об этом говорил Христос. Поэтому опять же приоритет церкви это не устранение просто своего врага физически или даже не защита от него только физически, но попытка найти путь к миру, попытка каким-то образом показать дух любви, дух прощения, если это возможно с нашей стороны. Поэтому зло войны есть знак внутренней, страшной болезни человечества.

Давайте посмотрим на реальность жизни. В Украине, в Одессе я занимался тюремным служением, работал с заключенными, бандитами, и наблюдал вот эти земные практические реалии. Мы знаем, что для определенной части людей нужны тюрьмы, и нужна изоляция. Т.е. есть реальные носители зла, которые не каются, которые не останавливаются – это злодеи. Есть люди не вменяемые с серьезными психическими травмами. И с другой стороны рядом с ними могут казаться их жертвы - третья сторона. Это те люди, которых мы обязаны защитить. Вот это реалии нашей жизни, наших городов.

Возникает следующий вопрос: « Какая этическая позиция христианина?» Я должен сдерживать и ограничивать зло, защитить ближнего от маньяка или могу занять позицию Пилата: умыть руки, уйти от ответственности, потому что меня осуждает моя совесть. Или же с другой стороны все-таки должен защитить жертву, уменьшить страдание именно третьей стороны. И здесь возникает интересный нюанс. Многие христиане занимают позицию, что полиция нужна, но я не буду принимать участие в силовых структурах. Пусть этим занимается полиция. Насколько это этически правильно? Я просматривал новости, статистику криминала, преступлений в Америке, и вот буквально свежие данные за 2019 год и автор пишет, что это б