• admin

Брифинг СБК на тему участия христиан в службе в военнизироаных организациях.

Вопрос: Почему Христос повелел ученикам не защищать Иерусалим, а бежать, если защита ближнего – это достойное поведение? (Лук.21:20-21) «Когда же увидите Иерусалим окруженными войсками, то знайте, что время его разрушения близко. Тогда те, кто в Иудеи, пусть бегут в горы, кто в городе - пусть бегут из него, кто вне города – пусть не входят в него».


Ответы:

Сергей Бопрушко:

Мы говорили, что один из принципов «не стоит жертвовать жизнью, если нет никакой надежды на успех». Одна из возможных причин, что совершался определенный суд Божий, и какое-то сопротивление было бесполезно и бессмысленно.


Иван Лещук:

Хотел бы подчеркнуть пророческий посыл Иисуса Христа «Иерусалим будет в запустении». Он предрек все эти вещи, и это была его директива, его указание, и они исполняли волю Иисуса. У них было откровение и этот прогноз, когда начал сбываться, действительно это была очень разумная, трезвая позиция. Мы видим даже в Ветхом завете, когда возникал очаг напряжения между коленами Израиля, разделение, были собраны огромные количества воинов, чтобы восстановить целостность Израиля. Пришел Божий человек и сказал, что от Меня это было, от Господа и было остановлено кровопролитие. Возникают ситуации, когда угнетаемая масса настолько слаба или человек не имеет других силовых способов, чтобы защититься, и конечно же лучший вариант - убежать. Я вообще считаю бегать мы должны очень быстро. Лучший вариант убежать, так, чтобы нас не догнали. Лучший способ предотвратить конфликт, предотвратить драку, разборки – уйти в сторону. И в моей жизни было много случаев, когда меня даже критиковали. Лучший способ иногда действительно уйти, убежать, если нужно даже отдать, если нет другого варианта, ну тогда уже заслонять своей грудью.


Александр Пронин:

Я хотел бы вспомнить в связи с этим, пленение Иудеи во времена Навуходоносора, когда Господь говорил идти в плен. Не нужно вам бежать в Египет, не нужно защищаться, потому что эта была кара Божия и Иерусалим и Иудея будут преданы в руки Навуходоносора. Они должны были просто смириться и пойти в плен и там бы их Господь благословил. Поэтому я тоже согласен с братьями, что это был суд Божий над Иерусалимом. Кому надо было защищать, кто имел на то право, возможность и оружие мог держать в руках, они, скорее всего, и защищали Иерусалим, но в принципе, в большинстве своем, должны были уйти и таким образом спасли бы свою жизнь. Я также согласен, что побеждает в споре или в соре тот, кто ее избегает. Поэтому здесь, если Бог вмешивается, то надо исполнять то, что Он говорит.


Вопрос: Можно ли убивать за какие-то идеи? Я дополню или расширю этот вопрос, как сейчас, например, мусульмане мстят во Франции за поругание пророка Мухамеда. В христианстве за идею, например, за поругание Христа, Голгофское распятия.


Ответ:

Сергей Борушко:

Конечно же нет. В этом, кстати, коренное отличие христианства и мусульманства. Вообще следует отметить, что если брать мировую статистику, то христианство остается самой преследуемой религией в мире. Мы практически не слышим, чтобы христиане собрались и пошли массово мстить за идейный выпад или какую-то насмешку. За идею недопустимо убивать.


Иван Лещук:

Здесь вопрос недопустимости мести «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию» (Рим.12:19). Господь - судья праведный и у него есть свои механизмы, рычаги нашей защиты недопустимости в нашу судьбу зла и страдания, но с другой стороны Он допускает порой испытания, гонения в наши судьбы. Мы можем вспомнить Ирода, который убил Иакова, а Петра заключил в темницу, церковь же прилежно молилась о нем Богу, понимая, что бессмысленно враждовать и сражаться. Это будут дополнительные жертвы, и Господь вступился за Петра и Он чудесным образом был выведен из темницы. Поэтому вот эта ментальная позиция, что мы все-таки во главу своей жизни ставим Господа. Почему сказано, что «и волос с нашей головы без воли Господа не упадет» (Мф. 10:29-31). Мы должны говорить о смысле страдания, о смысле допущения в нашу жизнь каких-то бедствии. Т.е. наша позиция не должна быть прагматичная, абсолютная справедливость будет на земле, и мы ее добьемся с помощью силовых структур. Прежде всего, духовный приоритет. Я думаю, что все-таки как христианин, даже если могу владеть какими-то техниками самообороны или обуздание противника, я как познавший Господа могу больше успеть на поле духовной брани. Я проповедую Евангелие, сею этот свет, работаю с заключенными, как капеллан, несу им истину, они исцеляются, освобождаются. Но я не исключаю того, что рядом со мной работает охранник заключённых. В тюремной церкви были случай, когда во время проповеди о том, что бес пролитии крови Иисуса не бывает прощения, на меня бросался с заточкой человек с серьезными психическими расстройствами. Конечно же, когда он начал ко мне двигаться, братья заключенные, очень крепкие, они его остановили и изолировали. Т.е. одно не исключает другого. Бывали случаи, когда в нашу церковь приходил Иоанн Креститель, с посохом - это было в Одессе. Я проповедую, а он двигается по направлению к кафедре, ко мне, и провозглашает свои теории, что он мессия, Иоанн Креститель, что он пришел принести спасение. Пока он ко мне дошел, два брата очень серьезных, внушительных вышли и мирно с ним побеседовали за зданием церкви, не прерывая богослужение. Я, считаю, что должен быть всегда здравый подход к этим вопросам, но иногда Господь допускает в нашу жизнь потерю, страдание и боль, и мы ничего не можем сделать, и в этом тоже есть смысл. В наши общественные процессы он что-то допускает, чтобы сказать: «Ребята, этот вирус – не просто вирус. Эта пандемия – не просто пандемия. Вы должны покаяться, измениться, ко мне взывать». Главный приоритет – Господь, Господь наш хранитель. Господь нас использует как со работников. Для того, чтобы воспитать сына, я не только молюсь, но иногда отрываю его от розетки, потому что его убьет. Я применяю силу, но эта сила конструктивная, сила добра, которая сохраняет жизнь моему мальчику. Тоже самое и с наркоманами, которые не адекватны. Мы садим их в тюрьмы не потому, что мы их не любим, и не потому что это насилие, но это этика силы, помогающая провести детоксикацию организма, и когда выведем человека с этого ступора, мы потом говорим ему, что есть другая жизнь, есть другой путь.


Александр Пронин:

Умереть за идею можно. Убить – нельзя.

Вопрос: Как соотносится служба в разведке и контрразведке для христианина? (Автор напоминает, что деятельность в этих органах прямо основана на лжи и отсутствии всяких моральных ограничений, иначе будет этот человек не проф. пригодным).


Ответ:

Сергей Борушко:

Наверное, у христианина должен быть ряд красных линий, которые служат в любых силовых структурах, которые он не может переходить. Не обязательно там все 100% лгут. На уровне разведки тоже происходит предотвращение террористических угроз. Выяснение групп, которые могут внутри или снаружи производить какие-то агрессивные действия. Возможно, даже массовое поражение людей предусматривается. Какие-то красные линии должны быть у человека, у христианина, который служит в этой структуре, которую он не должен пересекать.


Иван Лещук:

Я поддерживаю Сергея и, конечно же, хочу подчеркнуть тот факт, что в свое время повивальные бабки боялись Бога. Бог их дома благословлял. Но фараона они исправно обманывали. Они не давали ему точной и чистой информации. Есть моменты, когда во время нацистского режима женщины подкупали даже охранников, спасая маленьких мальчиков и девочек. Т.е. есть некие этические моральные дилеммы, которые нужно рассматривать в частных случаях. Даже Иисус Христос со своими учениками делал вид, что хочет идти далее, но мы же не обвиним Иисуса, что Он притворялся. Есть ситуации этически оправданные, когда они во имя спасение целого еврейского семейства. Допустим, в моем доме прятались евреи, и если бы меня спросили, где они, я бы сказал они убежали уже давно, и я бы абсолютно не страдал от этого.


Александр Пронин:

Для меня вопрос тоже сложный, потому что действительно должно быть призвание каждого человека, если он идет и чувствует призвание от Господа заниматься безопасностью, то ли это полицейский, то ли это суд, то ли это прокурор, то ли это контрразведчик, то думаю, у него есть какие-то свои взгляды на эти вещи. Очень часто мы говорим о ситуативной этике. Я думаю, что она здесь, наверное, будет подходить более всего. Не думаю, что у контрразведки все люди непорядочные. Это очень ответственная служба, предотвращает много плохих вещей, поэтому не просто быть в таких структурах. А знаете, нам тоже не просто жить честно в любых ситуациях. Там человек больше подвержен искушению. Человек, находящийся на этой позиции, наверное, принимает решение пред Господом. Благослови таких братьев Господь, если есть таковые, чтобы они принимали верные решения в ситуациях, не обманывали, и совершали труд ответственно. Во всяких структурах нужны честные, порядочные люди и тогда наш мир станет более безопасным. Мы устраняемся от многих вещей, а потом говорим, какая плохая власть, какие плохие люди. Пусть Бог нас в этом благословит.

В заключении хотелось бы сказать, что все теории, различные точки зрения были рассмотрены, представлены, но в тоже время мы должны понимать, что христианин носит имя Христа, он носит имя своего Учителя, и непосредственно подражает Ему. Не Ивану Лещук подражает, не Сергею Борушко, не Александру Пронину, не Вячеславу Комлеву – нет. Мы подражаем все Христу. Мы подражаем все тому, как Он поступал, как Он жил. И вот здесь наша точка зрения христоцентрична, не теория, не какая-то философская доктрина или взгляд, а именно понимание того, что сегодня бы сделал Христос в моей конкретной ситуации, кем бы я ни был: инженер, учитель, проповедник, сантехник. Как бы поступил в сложившейся ситуации Христос?

13 просмотров

Недавние посты

Смотреть все