"Психология и богословие - Конфликт или взаимодействие?"

Встерча Богословской Коллегии 26 апреля 2019

Доклад: Сергей Барушко.

Немножко я выше своей крыше сейчас буду говорить. Курсов по психологии у меня было достаточно, а практики как таковой, исследований я не проводил. Но постоянно пересекаюсь с профессионалами в разных аспектах, что-то могу сказать, но больше отослать к источникам. Есть всевозможные ассоциации, о которых буду говорить и поэтому я попросил подключиться Ивана Лещук. Будем с ним по очереди излагать тему. Я буду говорить о предыстории и разных подходах.

Немного истории. Углубленное размышление о психики были уже у древних греков. В Библии послание Павла называют протопсихологией (доброго, которого хочу не делаю…). Раннее христианское богословие сочетало и идеи греческой философии, и идеи библейской – христианской. Образованные люди знакомились тогда с философией. Некоторые были совсем неверующими, как Августин, например. Он был оратором в судах, неверующим человеком, или другие религии исповедовал. Обратился в христианство, но у него уже оставались какие-то подходы, навыки, образования того времени. Он брал идеи, что-то синтезировал. Его считают одним из глубоких философов. Это может быть не такая наукообразная, научная психология, но там достаточно много, в его исповеди и других наблюдений, человеческой психики.  

В католическом богословии, считается звезда, доктор Фома Аквинский. Его еще называют «Ангельский доктор». Он был систематом. Аквинский касался очень многих вопросов, которые сейчас считаются сферой, и психологии, и богословия. Он синтезировал Августина и Аристотеля. Считают, что он покрестил греческого философа Аристотеля. Помимо психологии, поднимал такие темы, как желание, воля, привычки, добродетели, пороки, эмоции, память, интеллект. Много христианских философов, богословов, пасторов, монахов писали на темы: «Душепопечение». Григорий первый или Григорий Великий формализовал традицию о семи смертных грехах (некоторые из них это гордость, чревоугодие, тщеславие…) В 6 веке он был римским папой. У него труд был о пасторском попечении. То есть всего было много, но считали исцеление человеческой души центральной миссией церкви. Уход за душой, забота, исцеление, то на что сейчас претендует психология. Поэтому говорят, что в принципе психологи сейчас стали «светскими пастырями», «светскими священниками». Нередко люди идут напрямую к ним. С тех времен произошли определенные процессы. Но тогда любой пастырь, городской священник, сельский священник, начиная с исповеди и простых бесед, ходили по домам и к ним приходили и имели душепопечительские беседы. Вся эта традиция была у христианских сподвижников. Многие идеи, принципы можно найти сейчас. Однажды с интересом я наблюдал, как современный психолог одному подростку советовал (проблема была самооценки, комплекса неполноценности): «Ты представь, что здесь у тебя сидит зверек, свесил ножки и он тебе говорит, что ты нехороший, что у тебя ничего не получится, а ты ему отвечай, нет, вступай с ним в диалог». Т.е. это напоминает монашескую практику общения или как отвечать бесу. Была такая идея, что у смертных грехов есть свои бесы. Его надо прогонять, отгонять разговорами. Этот принцип в психологии используется вдоль и поперек (терапевтический саморазговор или внутренний разговор). Идея такая, что важно отделить себя, что это ни я, а болезнь, проблема. 

Джефри Шварц, из Калифорнийского университета, ученый, невропатолог, говорит, что человеческий мозг очень адаптирован, здорово перестраивается. Он был увлечен иудаизмом в молодости, 30 лет занимался буддийской практикой, а сейчас себя считает христианином. Очень благодарен евангельским христианам, которые сказали, что можно быть евреем и христианином одновременно. Он занимается проблемой ОКР (OCD) Обсессивно-компульсивное расстройство. Это когда навязчивая идея и человек зацикливается на ней (постоянно моет руки, так как там микробы или все выстраивает очень ровно, через две минуты опять будет повторять. Устанет, измотанный, впадает в депрессию…). Очень разные ритуалы могут быть. Таким образом человек пытается бороться со своими страхами. 

Первый совет, который дает Шварц – это не я, это мой мозг. У него даже книга называется «Ты – не твой мозг». Ты не то же самое, что твой мозг, ты отличаешься. Такая зрелая идея даже с точки зрения богословов. То есть отличить свою душу от мозга. Мозг посылает тебе сигналы, но ты владычествуй над ним. Можно упомянуть, Севен Керкигард, интересный христианский философ. Слово психология он применял по отношению к своим трудам. Его интересовали вопросы отчаяния, тревоги, депрессии. Давал очень глубокие, продуманные советы и т.д. Хотя сам был довольно сложным человеком, у него все как-то сложно получалось, но тем не менее его труды до сих пор сейчас влиятельны. 

Много было всего, но со временем развилась светская психология. Ее зарождение считается, которое полностью оторвано от христианства, иногда даже враждебное христианству. В 18 веке, новое время модернизма, во Франции была эпоха просвещения. Чем оно было характерно? Конечно отказом от традиционных ценностей, упор на разум. Нужно верить в то, что можно доказать. Особый акцент на разум. Разум единственный критерий. А со временем сюда добавилась еще наука. Научный позитивизм – это идеи, которые наука доказала экспериментально, только то можно принимать. Все остальное – сказки или благие намерения, мысли. На базе этих идей отказ от атеистического взгляда на мир, когда Бог – сотворивший мир – Творец. Сюда сошлись идея эволюции, что не нужен Бог. Стали развиваться теории психологии, появились лаборатории, которые стали исследовать нервную систему. Это считается где-то конец 19 века. В 1879 году была первая психологическая лаборатория. Вильгелм Вунд, в Германии, изучал чувствительный опыт, чисто экспериментально ставил. Как раздражитель влияет на поведение человека. Эксперимент пришел в область психологии так сказать «научный метод». Стала развиваться новая психология, современная психология, которая претендует на наукообразие. Иногда может опираться на эволюционную теорию, которая духовный мир считает вторичным, материальным. Что такое душа или что такое духовное, что такое мышление? В советское время у нас в школах и университетах учили, что это продукт высокоразвитой материи. Примерно вот такой подход. Хотя не обязательно все были враждебны к христианству, к религии, к вере. Все наверно слышали, Зильмуй Фрейд, австрийский психолог. Он был достаточно враждебен и считал, что христианство и вообще вера – это невроз. Человечество повзрослеет и все это пройдет со временем. 

Вильям Джеймс, американский психолог, не был враждебным к вере, он изучал религиозный опыт. Еще до революции в 1910 году перевели его книгу на русский язык «Многообразие религиозного опыта». На веру, опыт людей, молитву, на сновидения он смотрел с нейтральной точки зрения. Джеймс поддерживал две стороны, например, «Нельзя говорить, что вся религия происходит от психологических проблем, потому что я так же разверну это против атеизма. Если вы говорите, что я верю, потому что у меня был негативный опыт в детстве, или у меня какая-то проблема, я вам разовью такую же теорию, что атеизм происходит от других проблем, например извращенного мироощущения когда человек мнит себя творцом». Т.е. говорит, что это палка двух концов.

В новейшей Психологии есть некое наукообразие. Они пытаются использовать статистику. Психология – исследования. Если какой-то метод, то обязательно опрос. Скольким помогло скольким нет? Что помогло? А может не это помогло? Научный метод – это индуктивный метод. Например, у меня каждый день расстройство. Спрашивают, что я ем на завтрак. Ем яичницу с сосиской, помидором и запиваю молоком. И какой будет научный метод? Попробуй исключить по одному. Т.е. метод исключения. Так и психология пытается экспериментировать что влияет, а что нет. Вести статистику и применять всевозможные научные методы. Конечно там очень много противоречивых теорий. Фрейд считал, что многие проблемы идут от подавления еще в детстве сексуальных желаний, они пробиваются, вытесняются бессознательно, но они не пропадают. Оттуда они все равно на нас влияют. Даже когда мы делаем оговорки, то, как бы с подвала, вырывается наружу. Но не все с ним соглашались. То есть в психологии очень много противоречивых теорий. 

Вы понимаете, что в университетах кафедры психологии - светские. Доминирует подход не христианский, не религиозный. Иногда даже атеистический или материалистический. Но у христианских терапевтов, врачей, или богословов можно увидеть полный спектр отношения к психологии. От полного приятия до полного неприятия. Здесь можно сказать, что есть либеральные богословы (они не считают Писание обязательным авторитетом) больше принимают основные идеи психологии. Понятие христианский мыслитель или богослов – это то же размытое, это не обязательно человек в нашем понятии принимающий все доктрины. Он может называть себя христианским богословом и не верит в Божественность Христа, считает, что Христос всего лишь выдающийся учитель. Хотя называть себя христианином.

 

Я решил заузить взгляды интеграции возможного взаимодействия психологии до Евангельского богословия. Что такое евангельское богословие? Это богословие, которое Писание считает высшим авторитетом. Какие у них взгляды на психологию? Что можно использовать, что нет? Как относиться?  Нужно сказать, что сейчас в большинстве христианских семинарий есть отделение психологии. Но у каждой семинарии свой своеобразный подход. 

Я очерчу сейчас подходы, а Иван продолжит дальше. 

Первый подход

Подход библейского консультирования. Это подход Макартура. Начиналось все с преподавателя Вестминстерской семинарии Джей Адамса. У него много книг, и есть даже на русском языке. Он выступил против современной психологии за ее безбожность, что она человекоцентрична. Все строится вокруг человека, но и очень детерменисская. Современная, безбожная психология считает, что выстроена жесткая связь между стимулами и реакцией. Все можно выстроить чисто физиологически (дал таблетку – прошла проблема). Многие так и пишут, что придет время, когда вся психология будет заменена на витамины. Такой подход, что все идет от тела, от нервов, от витаминов. Адамс считал, что христианское консультирование должно исходить из принципа достаточности Писания. Макартур - один из его сторонников и развивает этот подход. Он его предлагает. У него в церкви есть Ассоциация сертифицированных библейских консультантов.

Достаточность писания, основной фокус на покаянии в грехах, может быть в конкретных грехах. Поскольку духовные проблемы или психологические проблемы- это результат греха или грехов. Пастора должны быть основными терапевтами. В христианстве не надо особо отдельных специалистов. Посвященные пастора должны брать на себя эту функцию. Вот это подход библейского консультирования. 

У многих подходов есть свои журналы. Они на полках не стоят, но вращаются среди специалистов. Это не популярно, поэтому они не распространяются. Их можно заказывать в библиотеках (например, «Пасторская психология»).

Какая критика идет? Многие люди работают в системах, где соприкасаются с неверующими людьми. Как им помогать? Считать, что если человек не покаялся, то его бесполезно консультировать? Человек христианин ведет широкую практику. Что говорить неверующим людям, как их консультировать? Есть проблемы, которые в Писании не затрагиваются, нет конкретики. Как быть с человеком, который имеет ОКР? Перфикцианист? 

Как разделить одержимость от заболевания, от психических расстройств? Это очень серьезный вопрос. Если вы будете общаться с богословами, вы получите полный спектр, о том, что это устаревший взгляд на человека, когда все болезни контролируют бесы. Если упомянуть Бориса Григорьевича Херсонского, то он тоже может рассказать о методах психологии, которые работают, помогают. Многие видели ценность в определенных психологических подходах. Поэтому не все согласны и не всем подходит этот подход.

Второй подход

Есть второй подход. Я с ним сталкивался в других областях науки – это многоуровневый или многоэтажный подход. Когда разные науки живут своей жизнью на своем этаже. Например, на базе всего, фундамент – физика. У нее свои принципы. Потом химия. У нее свои подходы, законы. Для химика атом считается не делимым химически. Биология – свои правила и т.д. Везде существуют определенные правила и нельзя применять правила с одной науки в другую. Простой пример игра хоккей и футбол. Я не могу прийти на хоккейный матч и кричать, что с шайбой можно за ворота заехать, а в футболе нельзя с мечом забежать. Свои правила игры есть у каждой науки. Еще пример:  Одного своеобразного, интересного человека в университете спросили в лоб: «Вы верите в Воскресение Иисуса Христа?» Он отвечает: «А вам в какой системе координат ответить?» Чувствуете его ответ? С какой точки зрения посмотреть. Есть разные этажи и разные науки и нельзя в одну притягивать другую. Психология смотрит по-своему, а богословие смотрит по-своему. Это два разных спектра работы с человеческим естеством. Один ученый муж может заниматься психологией, а другой физикой, и не обязательно что они должны пересекаться. Однажды я переводил лекции Макмина, а он рассказывал методы, как повлиять на алкоголика (это не относится к этому подходу). Иногда действует на алкоголика, когда соберется вся семья, посадить зависимого, и все члены семьи говорят ему насколько они страдают от него. Иногда это может быть шоковая терапия для алкоголика, когда каждый расскажет насколько он портит жизнь. Дочка расскажет одно, жена другое и т.д. Когда идет массовое изложение проблемы, тогда шоковая терапия может повлиять.  

 

Третий подход

 

Есть подход интеграции. Довольно самый популярный. Джеймс Добсон популярный радио ведущий использует его.  Идея такая, что в психологии есть много ценного. Конечно они скажут, что нельзя принимать их исходные посылки, но тем не менее здесь идея найти общие точки соприкосновения. Это то, что работает, то что вписывается, можно использовать и нужно. Иллюстрация: говорят о двух книгах. Бог нам дал книгу Библию и книгу природы. Эти книги как-то должны гармонировать, потому что идут от одного Бога. Опять же, они могут критически что-то оценивать в психологии. Сейчас это очень распространенный подход. Наверное, Макартур более в таком меньшинстве, если говорить о христианских университетах – это Witten College в Чикаго, Richland University, Biola University. Здесь (Калифорния) в Biola University издается журнал «Психологии и богословия». Т.е. у них подход интеграции. У них несколько ассоциаций: христианских психологов, терапетистов, консультантов и академиков. Она более свободная, но создали потом еще консервативную. Она, кажется, сейчас самая большая христианская ассоциация (American Association of Christian Counselors www.aacc.org Американская Ассоциация Христианских Консультантов). 

Четвертый подход

Подход христианской психологии. Идея такая, что надо поменять весь фундамент в христианской психологии. Здесь, в Америке, в свое время произошел ренессанс христианской философии. Если рассматривать первую половину 20 века, в университетах христианство находилось в презрении. На кафедре философии, религия и христианство – это все в прошлом, пережитки прошлого. В 50,60,70 годах пошло возрождение. И сейчас в любых крупных университетах обсуждаются темы и проблемы зла, и аргументы в пользу существования Бога. Т.е. ряд философов, которые были христианами, или некоторые даже обратились в христианство сделали вот такой разворот. Конечно, это не значит, что всех покаяли, но у них с одной стороны признанное, с другой стороны мощное философское направление, опять же со своими журналами, конференциями, со своей системой. Может кто слышал Алвена Плантин, Вильям Алстон… их там много сейчас. Многие преподают или даже заведуют кафедрами в светских университетах. Сейчас стали гораздо больше считаться на уровне философии. Они считают, что тоже самое нужно сделать в психологии. Т.е. просто развивать альтернативные подходы, которые будут и на уровне, опираясь на аппарат, на их язык, но развивать все на христианской основе. Говорят, что Лари Крап перешел в этот подход. Идея такая, что в 2004 году создано общество христианской психологии, выходит журнал у них «Назидание». В Германии есть институт Christian Psychology «Игнист» и т.д. Т.е. сейчас набирающие обороты. Здесь идея, что надо поменять весь фундамент. В психологии надо поменять фундамент на христианский и развивать свои теории, оригинальные теории идет призыв к такому творчеству. 

 

Пятый подход

 

И последний подход, который не считают самостоятельным, это когда надо сместить акцент и говорить больше не столько о проблемах, а говорить, например, о духовном формировании. Поднимать психологии морали. Христианская этика должна быть влиятельной. Кстати, Байола выпускает интересный журнал «Духовного формирования и душепопечительства». 

 

Я описал, что происходит, что куда движется. 

 

Из наблюдений хочу сказать, что нужда есть, и люди хотят и ищут кому открыться. К сожалению, не все идут к пасторам, потому что боятся будущих последствий и что их проблема станет известна всем знакомым в церкви. 

Сделаю последнюю заметку. Один философ сказал такую фразу, что: «Вся истина – она Господня истина, если это истина». То есть вся истина принадлежит Богу. Опять же вопрос истина это или нет, где бы она не находилась. Писание не обязательно, но это энциклопедия, которая содержит все обо всем. Это не учебник физики, математики, астрономии, но тем не менее, если в астрономии или математике есть какая-то теорема Пифагора, то мы считаем это за истину. Но это Господня истина, принцип, мироздание, которое Господь нам доверил. Поэтому, мы, изучая ее, принимаем, если это реально доказано.  Необязательно только вся истина может быть в Писании, могут быть какие-то наблюдения психологии, которые вполне актуальны и реальны и могут помогать. Конечно, должны понимать, что психология очень часто базируется на светских материалистических предпосылках. Хотя я уверен, что многие психологи не понимают, почему некоторые методы работают до конца. Так и те, кто пользуются гипнозом, не понимают, как он работает.

Доклад: Иван Лещук. 

Я сформулирую трезвую позицию, как мне кажется, которая есть у многих пасторов мыслящих, наблюдающих за тем, что происходит и в науке, и в религии. Мень говорил о том, что: «Истинная наука и истинная религия, они не противоречат друг другу. То есть они противоречат только тогда, когда у нас есть обоюдное желание друг друга не признавать или не знать. Истинная наука религиозна, истинная религия научна» – говорил он. Немножко звучит парадоксально, но в этом есть глубокий смысл. Если мы признаем эту идеальную картину, что Бог Творец, Он создал духовный мир, и физический микро и макромир, в том числе наш мозг, то вот эта сложная система должна нас натолкнуть на мысль, что вопросы гармоничного развития человека и в том числе лечение, они не связаны только с душепопечением. 

 

Фраза душепопечение сразу отсекает биохимические процессы, гормональные циклы, которые и у мужчин, и у женщин, и у подростков. Все эти скрытые биологические вещи она отрицает. Поэтому я думаю, что подход учитывающий взаимосвязь духа, души и тела (человек психофизиологически духовно един - цельный подход), наверное, правильный. Это позиция людей центристов, которые пытаются извлечь драгоценное из ничтожного с психологии, с науки, с культуры. И естественно профильтровать его, пропустить через призму нашей теологии. Естественно нет однородной теологии, нет однородного богословия, нет однородной психологии или психиатрии, как науки. Физика – это все-таки точная наука, относительно, если принцип Гейзенберга не учитывать - дуализм частица волна - то все-таки это более точная наука, чем психология. И тот же Макартур достаточно прав в том, что сотни психологических школ, подходов, экспериментов, в том числе если взять психиатрию, она подвергается критике, потому что фактически даже такое химическое влияние как антидепрессант и тот часто не работает? Побочные эффекты и так далее. Или же взять вопросы Стэнфорского университета. Есть такой Роберт Сапольский «Биология поведения человека». У него есть двадцать четыре лекции, в том числе лекция о шизофрении. Очень уникальная лекция. Он естественно сводит религию к биологии, к неврозам и прочим вещам. И опять же он очень откровенно говорит, что наука не знает истинных причин. Есть дофаминовая теория. т.е. повышенный уровень дофамина. Интерактивные галлюцинации и прочие вещи он объясняет с точки зрения всех нарушений биохимических процессов. Но вместе с тем и он и все, кто занимаются вопросами развития мозга, в понимании мозга стоят у «подножья Эвереста». Есть много тайн мозга. А если говорить о духе? Что такое дух? Это очень сложная область, которую мы тронули. Здесь мы должны очень скромно думать и искать какие-то точки, на которые можно опираться, чтобы что-то взять, чтобы помочь людям в конце концов: шизофреникам, ОКР, эндогенные депрессии, а не просто потеря настроения клинически. Есть вещи, которые нужно признать, связаны с тем, что наш аппарат, механическая часть компьютера, где-то дает сбой. Что-то происходит. И это практика. Это просто можно научно доказать. Поэтому в принципе нужно придерживаться такого подхода более центричного или интегрально.

 

Возьмем Мак-Артура. Классический пример сборник статей «Ведение библейского консультирования, основные принципы и практические аспекты консультирования» Джон Макартур, Вэйн Мэйк и сотрудники семинарии. Если вы откроете эту книгу, то в принципе Макартур задает ряд вопросов: «Нуждается ли общество в психиатрах?»  Эмоциональные вопросы. Он говорит о том, что сотни психологических школ, теорий превратилось в бизнес. Что они навязаны церкви. Что пастора унижаются, как бы не хватает молитвы, Христа, Духа Святого. И мы идем к психологам, они зарабатывают деньги на нас и критикуют церкви, что они не могут профилактику суицида делать, лечить депрессию, шизофрению и т.д. И он говорит о том, что основная площадка, фокус- это Христос. Наша самодостаточность во Христе. Это вторая его книга, фактически параллельна. Т.е. он говорит Христос в центре, Библия в центре. В Библии есть все основные принципы и духовная сила, которая помогает человеку избавиться от всего. Звучит как бы красиво в этих работах.

  Как возникло это движение? Их церковь судили в 80-х годах. Член церкви закончил жизнь самоубийством и перед этим консультировался у пасторов. И началась вся эта компания с медиа, как это раскручивается – знаете. Но, несмотря на то, что была такая атака на их церковь и на пастырей, в конце концов оказалось, что этот человек лечился и у психиатров, и у психологов, но это все прикрыли и начали осуждать церковь. И вот тогда семинария, Макартур начали работать над тем, чтобы создать альтернативу. Как –то защитить, во-первых, церковь, создать альтернативу психологии, как они считают поверхностной, не совсем объективной и т.д. Начали писаться работы. Но что интересно, вот я открываю буквально книгу сейчас, просматриваю статьи. Например, несмотря на то, что речь идет об акценте на работу Христа, на действие Духа Святого, все-таки они очень много говорят о сборе статистики. О разговорах, о выяснении органических проблем человека, физиологических, психологических. Т.е. они все равно используют эту информацию, толкование этих данных, свои методы, методики. Опять же они вносят общий научный характер. Они не являются чисто Библейскими. Они взяты из жизни. Из наработок педагогов, социологов и т.д. Естественно, как кальвинисты, они делают акцент на то, спасен этот человек или нет. Это ключевой момент. Но как это выяснить вы понимаете это ж то же не просто. Тоже здесь много туманных вещей, но они дают право консультанту все-таки поставить диагноз спасен или не спасен. 

Недавно мне один кальвинист написал на facebook такой провокационный очерк о том, что маленький мальчик попадает в рай, а его сестричка в ад. И он говорит я убегу из рая, потому что она лучше меня. Он убегает из рая. Приходит к Голгофе и молится: «Неужели Ты только за меня умер? Неужели ограничено это искупление? Я умоляю тебя…» Я абсолютно без богословских аргументов спрашиваю одного кальвиниста причем образованного магистра: «Среди абортируемых детей будут погибшие?» - он говорит: «Да будут погибшие, потому что Бог предузнал, Он знает». Второй кальвинист совершенно другой семинарии, украинец, он говорит: «Нет, потому что таковых есть Царство Небесное». Но я уклон сделал не для того, чтобы говорить о кальвинизме, просто здесь акцент у Макартура тесно связан с тем, что если человек предизбран, спасен, то с ним можно очень плотно работать именно в плане библейского консультирования. Если нет, то это все усложняется. По крайней мере одна из статей об этом говорит. 

Дальше мы сталкиваемся с интересными противоречиями. Допустим задают вопрос: «К кому вы обратитесь, если ваша жена станет страдать от шизофрении и начнет бегать по улицам и кричать?». Они не берут уныние, плохое настроение, зависть, а берут самый острый момент. 

Пример: Сергей. Живая история. У меня сосед одноклассник у него была шизофрения. Когда был острый момент, он с балкона книги выбрасывал и орал. 

Пример: Иван. В церкви мне звонила женщина. Сын хотел на Рождество убить всех родственников, когда они все соберутся. Он голоса слышал. Его воспитывала мать. Отец, мексиканец, оставил их. Видимо у сына все это накапливалось, впечатлительный, меланхоличный. Смотрел какие-то японские мультфильмы. Он был у психиатра, у пастора. Т.е. таких людей очень много, если посмотреть. В каждой церкви можно найти несколько человек. 

Задают вопрос: «Ваш пастор способен помочь в такой ситуации?».

Ответ: «Если поведение и мысли вашей жены становятся неадекватными, как с точки зрения врача, так и полиции, и вашего пастора, вы должны сделать все, что только в ваших человеческих силах». 

У меня сразу возникает вопрос – противоречие. Получается, я как пастырь не могу в этом случаи помочь. Я должен привлечь все-таки специалиста или полицию. И вот здесь опять же система рушиться. 

Успех психологии в области шизофрении вовсе не является неоспоримым. Вместе с тем возникают ситуации, когда мы не можем ограничиться своими ресурсами. Таких моментов тоже здесь не мало. Это что касается Мак-Артура. 

Второе, на что я хотел бы обратить внимание, есть очень много православных психиатров, докторов. У меня есть ряд книг и я сделал некоторые выдержки. Очень известный популярный в пост Советском пространстве ученый христианин, психиатр Дмитрий Авдеев. Он написал ряд книг. Одна из них называется «Помощь страждущей душе», у него есть «Пасторская психиатрия», «Православная психиатрия», «Уныние и депрессия». Он разделяет грех уныния, который являются признаком страстей и т.д., и «Эндогенная депрессия».

В одной из статей на примере Гоголя, он показывает, учитывая, что в то время наука не была достаточно развита, его фактически угробили, хотя у него были сезонные обострения. Его просто мучили. Он исповедовался, страдал. Иначе говоря его довели фактически до кондиции. И в конце этой первой статьи он пишет, что если говорить о лечении депрессии, то становиться понятно, что невротическая депрессия – это проблема личности. То, о чем Джон Мак-Артур в общем-то и говорил, и противники психологии. И лечиться от такой депрессии должен преимущественно духовными психологическими средствами. То есть это борьба со страстями, шествие ко Христу путем смирения, терпения, любви. Наряду с этим конечно важны непродолжительный отдых, физическая активность и т.д. Но эндогенная депрессия как правило не может быть излечима без назначения необходимых медикаментов. В ряде случаев требуется госпитализация, интенсивная терапия в условиях стационара. Попытки ограничиваться в данном случаи лишь наставлениями, увещеваниями практически безрезультатно. Оценивать такого рода уныние, как греховную страсть – неверно. Это состояние болезненное, психопатологическое. Люди, которые находят единственную причину состояния депрессии без духовности, раны народа врачуют легкомысленно. Это одна статья. Он разделяет вещи, связанные с душевными пороками, отрывом от Бога грубо говоря, властью плоти, и с чисто органическими нарушениями: работа мозга, биохимические процессы, и прочие вещи. Приводит пример: «Некоторым больным батюшка говорил тебе надо идти к врачу, а тебе нечего делать у врача, тебе нужно освобождение». 

Был такой архиепископ Лука, тоже известный доктор, психиатр, и он говорил, что трудно различить, где демоническое влияние, где грань заканчивается, а где человек просто болен. Но тем не менее ряд таких статей, книг, могут помочь и пасторам, и родителям иметь такую широкую картину, не узкую картину, как харизматы, за каждым пороком - это бес. Но трезвый верующий человек использующий психологию понимает, что есть одержимость, есть болезнь физическая, есть болезнь духовная и здесь очень важен консультативный подход. Он много пишет о психических заболеваниях, о симптомах, о подростках. Это для информации.

Работая в школе, проводя радио передачи, прочитав эти книги, я многие вещи уяснил и понял, что нельзя занимать какую-то крайнюю позицию. Всегда надо беседовать, выяснять что, как. Приведу один случай: молодой человек закончил жизнь самоубийством здесь в Сакраменто, наверное, десяток лет прошло. В церкви молились, приходили, молились об изгнании, потому что там была и порнографическая зависимость. То есть опять же, немножко мучили парня, никто его не лечил. Он повесился. Нашли через две недели. Но когда я общался с мамой, то многие вещи как-то вот прояснились. Оказывается, в детстве он упал на рельсы очень сильно задней частью. Плюс было много других факторов чисто физиологических. Роды были очень непростые. И вот этот возраст 16-17 лет галлюцинации, голоса, естественно к психиатру не обращались, молились. Возможно, я допускаю, как-то можно было остановить этот процесс, хотя опять же не будем судить. Но вот такой подход чисто духовный будем молится, ты молись, у тебя грех… он конечно же не работает, надо быть уверенным с чем имеем дело. 

Сегодня даже в обществе психологии понимают, что наука не может решить все вопросы. Даже в Округе Сакраменто выпустили брошюру Spiritual Wellness, и они пишут, что нужно обращаться к пастору, молиться, есть духовное здоровье. Уже даже в светских кругах есть понимание, что без церкви обойтись нельзя. Но они говорят о синагогах, о мечетях, обо всем, но тем не менее открыто говорят о молитве, об обращении к пасторам и т.д. 

Была фокус группа и меня с Романом Ромасье попросили поучаствовать в развитии брошюр и одна из них «Скрытая опасность душевной боли». Как по сигналам, которые подает человек увидеть, что он думает о самоубийстве? Кстати мы им дали эту идею, и они ее написали. К кому вы можете обратиться за помощью? К врачам? К психотерапевтам? К духовным наставникам? Это такой центристский подход. Мы должны понимать такую культуру, что есть врачи, доктора, иногда надо уколоть человека. Иногда человеку невозможно объяснить, его надо успокоить или провести детоксикацию наркоману. Но Джон Мак-Артур в ряде статей тоже очень интересно подходит. Например, страх, фобия страха. Он объясняет, что совершенная любовь изгоняет страх. У человека страх, потому что он воли Божией не понимает. Но чисто из практики мы знаем, что есть реальные фобии, связанные непросто с тем, что человек не любит Бога или не молится. Они носят совершенно иную природу. Может быть одержимость даже, вполне возможна. С другой стороны, статистика показывает, что есть какие-то особенности конституции психики человека или ментальности природные, которые вызывают такую реакцию. Например, боится высоты человек. Можем ли мы сказать, что он одержимый? Или замкнутых пространств. Есть неисследованные вещи. Мак-Артур больше сводит все проблемы, к тому что не спасен, не веришь в Иисуса Христа, благодати Божьей не понимаешь, промысла Божьего…потому ты страдаешь. Это меня тоже немножко так настораживает очень сильно.

 

Я сейчас покажу вам в качестве примера выступление Авдеева «Духовные факторы и неврозы». Вы поймете, что этот подход имеет свои основания. Многие видео семинары психотерапевта Дмитрия Авдеева можно найти в записи на www.youtube.com

 

Slavic Theological Collegium

Славянская Богословская Коллегия

 Являться свежим источником учения и практического применения для каждого верующего исповедующего Единый Символ Веры