top of page

Пацифизм и теория ограниченного применения силы.

 Автор: Сергей Борушко
 

 

        Попробую очертить широкими мазками общую картину и привести некоторые аргументы в отношении двух основных позиций – это пацифизма и теория ограниченного применения силы (ее иногда называют милитаризм). Ключевой вопрос, который разделает эти две позиции:

Допустимо ли применение силы? Этот вопрос звучит несколько широко, потому что сила может быть совсем мягкая, например, связать человека, агрессивного поведения, или угрожающего другим. Это уже применение силы.

Допустимо ли применение оружия? Это может более точный вопрос. Оружием иногда можно пугать, не всегда применять.

Наверное, более острый и основной вопрос: Допустимо ли применение оружия на поражение? В такой форме он будет самым острым и актуальным для того, чтобы провести разделение между этими позициями. Пацифизм отвечает – Нет! В пацифизме по-разному есть вариации на этот ответ. Теория ограниченного применения силы говорит – Да! И опять же с определенными оговорками.

Давайте сначала остановимся на аргументах пацифизма.

Пацифизм – это отказ от насилия и, в частности, от применения оружия (не брать в руки, либо не применять на поражение). Хотя внутри пацифизма можно выделить два общих направления.

В первом направление любая война, любое насилие считается недопустимой. Война считается не справедливой, поэтому ни в какой форме христианин не должен участвовать в любых военных действиях, в силовых операциях и т.д.

Другая же позиция допускает, что государство может вести справедливую войну или какую-то местную полицейскую операцию. Она может быть оправдана, но при этом сами христиане, то есть полиция или армия по праву проводить какую-то операцию, но христиане не должны в ней участвовать на боевых позициях. Христианин может быть в армии санитаром, спасать раненых, или выполнять какую-то другую вспомогательную роль, но при этом не стрелять на поражение. Т.е. допустимо участие в военных действиях, но не на боевых позициях, там, где не требуется оружие на поражение.


 

Несколько аргументов:

1. Человеческая жизнь сама по себе – священна. Никто не вправе ее отнимать.

2. Каждый человек имеет право на жизнь. Никто из людей не должен посягать на это право.

3. Если бы все люди жили по принципу «никогда не прибегай к насилию, то наш мир был бы гораздо лучше, чем он является сейчас». (Этот аргумент базируется на принципах этической системы немецкого философа Иммануила Канта). Если никто не прибегает к насилию, то понятно мы будем жить в более безопасном мире.

Эти аргументы более философского характера. Пацифисты есть не только среди христиан. Это может быть светский секулярный мыслитель, который исповедует эти принципы. Первые три аргумента более широко используемые, нежели внутри церкви.

4. Согласно нагорной проповеди Христа, обидчикам следует подставлять другую щеку (Мф. 5:38-41). Эта заповедь требует буквального исполнения и поэтому запрещает всякое насилие.

5. Во времена Ветхого Завета, люди, угодные Богу, участвовали в войнах, Бог позволял это в виду жестокосердия людей. Можно провести аналогию с разводом. Христос говорил, что Моисей позволял развод по жестокосердию, но это не идеальный план для людей.

Во времена же Нового Завета, верующие участвуют уже не в физической, а в духовной брани (Еф. 6:12-18) « возьмите шлем спасения и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф.6:17). Меч – это есть Слово Божие.

Это далеко не полный перечень аргументов. Я перейду сейчас к другому подходу.

Теория ограниченного применения силы.

Со времен Августина стали формулироваться теории, в которых допускается применение силы, в том числе применение оружия на поражение, но при этом оговаривается ряд принципов, которые должны соблюдаться. Это не просто применение оружия направо, налево. Перечислю некоторые принципы на основании теории справедливой войны. Но эти принципы могут применяться к местной террористической операции или вообще к действиям полицейских.

- Война начинается только тогда, когда были исчерпаны все попытки мирного решения. Здесь нет толчка или пропаганды войны.

- Повод для войны должен быть обязательно справедливым (Как правило, речь идет об отражении агрессии, о защите).

- Должна быть обоснованная надежда на успех военной операции. Этот принцип иногда оспаривается. Не стоит жертвовать людьми, чтобы доказать какой-либо принцип. Должна быть обоснованная надежда на успех.

- У войны должна быть конкретная и ограниченная цель: восстановление мира и справедливости.

- Непосредственная цель военных действий – не убивать людей, а не дать им возможность действовать.

- Запрещена прямая атака на гражданское население и вообще на всех людей, не участвующих в войне. (Например: нельзя убивать военнопленных).

Это далеко не все принципы. Иногда можно распространить их и на местную операцию, когда происходит террористическая атака. Например, захват заложника. Пытаются уговорить террориста сдаться, операция сразу не начинается, стараются уменьшить потери и самого захватчика, агрессора взять живым. Многие скажут, что эти принципы в отношении воин редко или практически в совокупности никогда не работают. Но, тем не менее, иногда определенную местную операцию можно провести с соблюдением этих принципов.


 

Аргументы в отношении ограниченного применение силы.

Они будут ответом на аргументацию пацифистов. Т.е. своего рода полемический ответ. Из этого будет ясна и моя позиция в отношении пацифизма и теории ограниченного применения силы.

1. Принцип «священство жизни» можно понимать двояко:

а) Возможно трактовать этот принцип в духе теологической этики (т.е. отнятие человеческой жизни уменьшает сумму общего блага в мире, поскольку любая жизнь является благом). Однако иногда отнятие жизни нескольких человек может спасти от смерти большую группу людей. Например, летит военный самолет с бомбой, чтобы сбросить ее на населенный пункт, но если сбить его, он предохранит большую деревню или квартал в городе от гибели. Т.е. отнятие жизни небольшого числа людей (2х -3х летчиков), может спасти от смерти большую группу населения.

Б) Возможно также понимать этот принцип деонтологически (т.е. любое отнятие жизни – внутренне ущербно). В таком случае, позволить убивать себя является таким же ущербным действием, как и отнятие жизни другого человека. Т.е. когда я позволяю убить себя или группу людей вокруг себя, скажем мою семью, на которую происходит атака, то позволить их всех убить – то же самое ущербное действие, как отнятие жизни другого человека. (Это больше философская сфера философских аргументов).

2. Права на жизнь должно подразумевать и возможность защитить это право, если на него кто-то покушается.

3. Аргумент в духе этики Канта может быть нейтрализован следующим рассуждением. Если бы все люди жили по принципу «прибегай к насилию только в целях самозащиты, то наш мир был бы таким же безопасным, как в случае, если бы все жили по принципу: «никогда не прибегай к насилию». Если бы жили по принципу «прибегай к насилию» только для самозащиты, никто бы не начинал первым. Мир был бы таким же безопасным.

4.Пацифисты толкуют нагорную проповедь Христа слишком буквально. Такой подход непросто выдержать последовательно. В этой же нагорной проповеди есть известный текст, о том, что если соблазняет человека глаз, то его надо вырвать и выбросить «лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» - говорит Христос (Мф.5:29). Практически никто никогда не берет и не вырывает глаз. Это толкуют более в переносном смысле, толкуют духовно. Здесь речь идет о греховных желаниях, которые надо отсекать, искоренять, но буквально никто не берет и не вырывает глаз, иначе достаточно было бы много людей в церквах одноглазых, безруких. Можно даже привести пример из действий Христа: «Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: так отвечаешь Ты первосвященнику? Иисус отвечает ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин.18:22-23). Здесь Христос буквально не подставил щеку, а больше оперировал к справедливости. Нельзя просто безнаказанно бить. Можно так же вспомнить историю с апостолом Павлом. Было нечто похожее, когда тоже было приказано бить Павла по устам, что сделал первосвященник. Павел достаточно резко ему возразил. Он сказал: «Бог будет бить тебя, стена подбеленная! Ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня» (Деян.23:3). Опять же он апеллирует принципу справедливости, буквально не подставляет щеку. Поэтому идею «другой щеки» лучше понимать как призыв или отказ от мести, это дух не мстительности, но это не потворство агрессору.

5. Сторонники пацифизма путают личные и общественные обязанности. Одно дело, когда касается моей жизни, я могу принимать различные решения, могу отказываться от защиты полностью, речь идет просто обо мне. Но если человек отвечает за жизнь и благополучие других людей, то в случае угрозы их жизням, он должен помнить о заповеди «Возлюби ближнего» (Мф.22:39). Т.е. если я отвечаю за людей, то я отвечаю за их безопасность. И если я могу их защитить, если могу принять меры, тогда это входит в описание обязанностей. Люби ближнего – это значит, по возможности защитить его.

6. Ряд библейских текстов трудно согласовать с позицией пацифизма. Например:

-Иисус применяет бич и изгоняет торгующих из храма (Ин. 2:15). Т.е. как это согласовать с пацифизмом? В применение силы здесь не просто Христос попросил мягко, аккуратно покинуть храм. Но они были изгнаны оттуда с применением бича.

- Иисус исцеляет слугу сотника и подчеркивает веру этого война: «истина говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры» (Мф. 8:10).

-Уже упоминался эпизод из Евангелия, когда Иоанн Креститель не требует от воинов покидать военную службу. «Спрашивали его также и войны: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте (я понимаю - не злоупотребляйте), не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованием» (Лк. 3:14).

-В послании к Евреям автор говорит следующее о героях веры и это говорится в положительном ключе:

…угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих (Евр.11:34). Автор это повествует уже в новозаветный период, говорит положительно о крепости на войне.

Последний, наиболее известный или применяемый аргумент:

7. Начальствующий в народе назван «Божиим слугой» (Рим.13:4). Он может по праву использовать меч, который носит для поддержания порядка, для предотвращения, удержания зла, преступности и всего остального. Почему христиане не могут содействовать властям, когда те применяют меч закона?

В заключении я хотел бы задать несколько таких вопросов, говоря о допустимости применения силы. Ограниченное применение силы – это моя позиция. Тем не менее, я, понимаю, что это очень непростая роль, когда человек желает служить в силовых структурах, то ли это полиция, то ли армия, либо в других позициях. Это не простая и сложная роль. Поэтому человек должен задавать себе серьезные вопросы. Это далеко не для всех.


 

Вопросы христианину, желающему служить в силовых структурах:

1. Посвящена ли моя жизнь Христу? Является ли Он для меня главным смыслом, целью жизни. Исследованием Его является ли моей основной целью?

2. Каковы мои мотивы для вступления на службу в силовые структуры? Рассматриваю ли я это, как служение? В принципе на слове структура это должно рассматриваться, как служение. Я иду не для решения своих личных вопросов по каким-то корыстным мотивам, а это должно быть жертвенное служение.

3. Готов ли я противостоять искушениям, которые будут свойственны любой деятельности силовых структур?

Готов ли я при надобности отказаться выполнять преступный приказ и понести наказание за это, понимая, что нарушаю присягу, клятву? Действительно, приказы могут быть преступными, и поэтому христианин ни в коем случае не должен их выполнять, даже если он находится в этих структурах.

Пять стадий прохождения через горе.

  Автор: Вячеслав Комлев.
 

 

      Жизнь христианина — это долина испытаний, топи болотные и ярмарка суеты. Можно найти больше сравнений чем является жизнь для странника, идущего в небесную страну. Джон Буньян описал это в своей аллегории – «Путешествие пилигрима в небесную стану». Очень часто переход в небесную страну близких людей для остающихся на земле является болезненным и горьким. Вот почему в данной короткой статье будет описана дорога оставшейся вдовы. Это не обязательно путь вдовы, может быть вдовца или даже сироты.

Все предполагаемые 5 стадий прохождение через горе взяты в идеальном описании, то есть не делая какие-то отклонения на специфику той или другой души, проходящей через данное горе.

    Описание так же имеет предложение чтения некоторой подборки мест Писания находясь в данной стадии. Даются некоторые советы для родственников или самого переживающего это время относительно каждой стадии.

     Как уже было сказано, что возможны те или иные отклонения от описания, но все же краткое описание поможет вам понять, как себя вести и что может ожидать вас впереди. Автор данной статьи прошёл это на своём опыте при трагедии с сыном, когда тому было всего лишь 19 лет поэтому может утвердительно заявить, что это работает.
 

I. Отрицание: "Нет, это не может быть правдой"

 

     Всякий человек – плоть, но и дух. 1Пет.1:24 Любой человек, имеет сознание - душу. Сталкиваясь с горем, душа, которую часто называют сознанием или психикой, начинает реагировать определённым образом. Это выражается в нескольких определённых стадиях прохождения скорби.

Вчера были похороны. Она осталась, а он ушёл. Теперь она носит имя – вдова. Ее сознание проходит через первую стадию переживания горя.

     Все время она думает, что произошла ошибка, этого не может быть, что он больше никогда не придёт с работы. Никогда не отремонтирует ее поломавшуюся машину. Она не верит! Ее сознание просто отказывается с этим соглашаться. То, что является для всех фактом – в ее «мире» не существует. Будут и другие стадии прохождения через горе, но сейчас все мысли только о том, что это может быть когда то, но не сейчас. Какое-то время она будет складывать его одежду, надеясь что все таки еще пригодится, ведь он придёт. Еще несколько месяцев, будет хранить его инструмент и предметы первой необходимости. В разговоре ее язык не может отказаться от местоимения – мы. Это первая стадия – Отрицание.

 

    Реакция христианского сознания:

    Утишаться Господом и приводить себя в реальность чтением Слова Божьего. Прочитайте Иак. 4;14, Ис. 54;7 Ин.14;18

Нельзя в это время перестать общаться с людьми, даже если вам не хочется, надо идти в общество хотя бы самых близких людей. Всегда помнить – Господь видит все.

II. Гнев: "Почему именно я? За что? Это несправедливо!!!"

     Даже те, кто всегда считали себя не гневливыми, в период жизни называемый, словом, горе, гневаются. Этот гнев может проходить разными путями. Он имеет постоянно меняющийся вектора направленности. Это выражение гнева не похоже на другие формы его проявления. Точнее его можно назвать как само-сожаление, но настолько сильное, что человека не узнают даже близкие.

Прошло несколько недель, реальность утраты для неё становится все более понятной. То во что совсем недавно не верилось, становится холодным, леденящем кровь фактом. Его нет и не будит никогда больше. Комната, где его фотографии, любимые предметы становится ненавистной. Волны гнева всплывают и несутся в различные направления, даже и в его адрес. Почему он оставил меня? Неужели я достойна имени вдова? Увидев подругу, которая приехала в церковь с мужем, это чувство горя направляется в ее адрес – Почему именно я? Неужели я хуже ее? Вон она никогда и не любила своего мужа, но он с ней. Это не справедливо!!!

Это вторая стадия прохождения через горе – Гнев. Период прохождения этой стадии может варьироваться как характером человека, находящегося в горе, так и окружающими обстоятельствами. Для некоторых это само-сожаление становится даже удобной формой существования на долгие годы. Все же это ущербная форма существования и страдающему человеку лучше не задерживаться в этой стадии, а стремиться выйти из неё.

 

     Реакция христианского сознания:

     Все, что было собранно годами, теперь проходит серьёзную проверку. Знания, какие-то привычки христианского поведения, ценности. Человек сверх своего желания гневается и видит окружающих бессердечными и лицемерными. Необходимо пленять свои помышления одёргивая ход своих мыслей.

Хорошо размышлять прочитав 2Кор.12;9 Рим.8;28-29 2Кор.4;17

 

III. Торг: "Должен быть способ спастись или хотя бы улучшить моё положение! Я что-нибудь придумаю, я буду вести себя правильно и делать все, что нужно!"

 

     Третья стадия прохождения горя зачастую начинается раньше, чем первая, это парадоксально, но факт. В описываем абстрактном примере, у вдовы потерявшей мужа начинается развитие событий со стадии непринятия горя, и это верно. Но надо помнить, что уход (смерть) любимого человека скорее всего начинается с болезни или аварийной ситуации, когда человек попадает на больничную кровать. Во тут и начинается первая часть стадии #3, когда супруга торгуется мысленно с собой или даже с Богом, обещая все ради того, чтобы ее любимый человек остался жив. После же произошедшей утраты идёт отвержение реальности и гнев. А после приходит вторая половина третьей стадии, о которой сейчас идёт речь.

       Все же того, что так хотела ее душа, не произошло. Он ушёл! Путь, который должен был открыться ею, был не найден. Много молитв и слез пролито, но он оставил этот мир и теперь ей понятно, что это произошло не с кем то, а с ней. Свечки угодникам, молитвы до утра, деньги врачам, лучшие лекарства процедурным сёстрам, все это не помогло. Вот уже несколько месяцев как все кончено и безвыходность.

Третья стадия, это обычно короткий промежуток, предваряющий состояния депрессии. Человек снова и снова проматывает плёнку памяти анализируя – а все ли было сделано, чтобы изменить результат? Безысходность выявляется на лицо.

 

      Реакция христианского сознания:

      Верующий человек в такой ситуации больше всех в преимущественном положении. Такой человек твёрдо верит, если, конечно, у него есть вера, что в отношении лично ее существует воля Отца Небесного. Вдова, оставшись одна или с детьми, уверенна что Бог слышал ее молитвы, но распорядился иначе. Тот торг, который она вела в своём сознании, был не борьбой с Богом, а естественной борьбой за объект своего благополучия.

Как и в других стадиях, рекомендуется направлять свои мысли к уверенности в Божьем промысле, предузнанной Им будущей ситуации и лучшей доли на данном этапе. Хорошо читать: Ис.55;8, Пс.15;4-6, Ин.14;18, Рим.8;32

IV. Депрессия: "Выхода нет, все безразлично"

 

      Как уже сказано выше, стадия торга переходит в четвертую стадию – Депрессия. Надо понимать, что здесь не подразумевается то перманентное состояние, которое так сильно распространено в сегодняшние дни, когда люди не имеют смысла и цели жизни. Нет, это чувство безвыходности приходит как результат утраты дорогого человека, за которого сражались как могли и которого вопреки всех желаний не стало. В других сферах деятельности данную точку называют – достигнуть дна. Эмоции достигли дня и дальше падать просто некуда.

Все дни для неё стали как одна сплошная череда боли, выжженная пустыня, где нет никакой помощи. Все стремления, обещания, безрезультатные разговоры, консультации, молитвы не привели ни к чему.                     Безрезультатно. Что может ее обрадовать, когда все как у Иеремия в10 главе 20 стихе «шатёр мой опустошён, и все верёвки мои порваны; некому уже раскинуть шатра моего и развесить ковров моих» Так это было недавно, счастье и так это уже давно. Дорогого человека нет, не будет и на этом точка.

     Четвертая стадия прохождения горя – депрессия не предсказуема по времени. Но смысл этой заметки в том, что это время можно форсировать, сократить. Нет никому пользы от того, что кто-то страдает депрессией. Сам человек, кроме бессмысленности жизни ничего не имеет, и его окружающие так же страдают от одного его вида. Поэтому очень важно здесь объединиться и помочь преодолеть эту стадию.

 

     Реакция христианского сознания:

     Окружающие родственники, люди в церкви, должны не оставлять страдающего наедине. Эта стадия очень коварна привыканием. Человек находящийся в ней несколько месяцев практически не способен выйти из неё так как вживается в своё новое бытие. Все близкие к нему люди должны указывать на совершение Божьей воли в отношении его.

     Сам человек должен сражаться как только может с приходящей мыслью о бесполезности всех последующих дней. Как не странно это звучит, но не ищите жалости к себе в людях. Вы попадёте в зависимость от этого. Ищите утешение только в Том Кто контролирует ситуацию. «ибо Он уязвил - и Он исцелит нас, поразил - и перевяжет наши раны;» Осия 6:1. Читать: Лук.20;38, 2Кор.1;5, Рим.8;18, 2Тим.2;3

V. Принятие: "Ну что ж, надо как-то жить с этим."

 

     Как уже говорилось, предыдущая стадия – депрессия, отличается от других известных типов депрессии по двум причинам: Она имеет корень происхождения – утеря любимого человека и второе, ее приход не созревал годами, как например при утере смысла. Уже на стадии торга становится видно, что всякая надежда на восстановление прежнего образа жизни умирает и чувства этого человека достигают дна. Находясь же в этой конечной точке и при условии, что окружающие не остались равнодушны, но помогли преодолеть несколько недель или даже месяцев полной разрухи чувств, веры и переоценки ценностей, личность, проходящая через горе, приходит к стадии - Принятие.

     Вдова…, это уже очевидно и понятно. Но это еще не конец моей жизни и времени деяний. Да, его нет, я не могу спросить его совета в принятии решения или попросить о помощи. Вряд ли кто меня поймёт больше, чем тот с которым мы шли по жизни так близко, но ведь я жила до его появления в моей жизни. Надо подниматься и строить жизнь в новых условиях.

     Поведение окружающих людей в пятой фазе очень важно, но все же менее чем при преодолении депрессии. Важная роль окружающих — это безусловно поддержка, но им очень важно не переиграть свою роль что бы не спровоцировать вторую волну депрессии. Если окружающие слишком активно вовлекают в деятельность человека, едва прошедшего горе и еще не уверенного в своих силах, то возможна какая-то неудачная попытка, при крушении которой возникнет еще большее чувство неудачности и беспомощности.

 

     Реакция христианского сознания:

Важно помнить обещание «Не оставлю вас сиротами; приду к вам.» Ин. 14:18, то, что это обещание Жениха, который не умирает и не забывает о Своём обетовании. Дух Святой, который был обещан и явлен людям - является утешителем, советником и силой для деяний по жизни. Нет различия, мужчина или женщина теперь стремятся строить жизнь по-новому, в одиночку, Господь всегда восполняет именно ту недостачу в которой есть необходимость.

Читать: Пс.67;6, Пс.145;9, Пр.15;25, Иер.49;11


 

       Вместо заключения можно сказать, что дух верующего человека как не материальная субстанция, проходя через горе особо то и не болит. А вот соединение между плотью и духом – душа ноет, страдает и болит. Важно, что бы дух человека имел общение с Духом Божиим и удерживал душу (психику, мышление, эмоции) от скоропалительных действий.

      Когда травмированный человека приходит в стадию принятия, то он удивляется тому, что он смог подняться и начать снова жить. Находясь же в одной из четырёх стадий, он уверен, что его ничего уже не будет радовать и что это на всегда, особенно это ярко видно на переживаниях эмоциональных людей.

Милостивый Господь создал человеческую сущность именно таковой – Дух главенствует, Душа подчиняется, Тело исполняет. Постарайтесь не позволить обстоятельствам перевернуть эту иерархию, иначе может быть безвозвратная ошибка.

На правильной стороне

   Автор: Александр Волуйский.

«Господи, дай мне посеять там, где раздоры – согласие, где заблуждение – истину, где сомнение – веру, где отчаяние – надежду»                                                       (Франциск Ассизский)

        Хорхе Запата заглянул ко мне в офис и, улыбнувшись, сказал вполголоса:

– А у меня сегодня день рожденья!

– Поздравляю, – ответил я, – заходи, присаживайся. Что же тебе подарить?

– Я бы от шоколадного торта не отказался! Может, несколько чизбургеров? Я давно их не ел.

– Ну, с тортами у нас, как ты знаешь, напряженка. Чизбургеры, стейки и прочую вредную еду не подвезли еще, а вот чувство юмора – это хорошо! Помогает держаться на плаву.

– А можно мне вот эту Библию? Все-таки тридцать лет не каждый день исполняется!

И он показал на подарочную Библию в искусственной кожаной обложке с индексами и комментариями, стоявшую на полке.

       Я достал Библию и начал ее подписывать. У меня был еще с десяток таких изданий для особых случаев. В это время Хорхе внимательно осматривал мой небольшой офис, гуляя глазами по книжным полкам с книгами и словарями. Затем он многозначительно посмотрел в потолок и задумчиво, выдерживая паузы, произнес:

– А ведь я только здесь научился многим вещам. И свое среднее образование скоро получу, уже весной, наверное. Библию читаю каждое утро. И, вообще, много чему еще научился. Кстати, когда в следующий раз будет крещение?

– Думаю, что через месяц, другой. Мы скоро начинаем класс. Значит, ты надумал креститься?

– О да, хочу, как вы сказали, быть на правильной стороне.

– Здорово, правильно решил. Запишись у клерка, и я внесу тебя в пропускной список.

– Уже записался.

– Я хочу тебя спросить вот о чем.… До заключения ты ходил в церковь или тебя водили в церковь? Я к тому, что, может, ты уже крещенный? В детстве…

– А-а-а-а-а, как вы говорите, стереотипы… Хорхе Запата, мексиканское происхождение, значит, католик, да?

– Ну да, мысль уловил правильно, – я улыбнулся в ответ.

– Да, я был крещен. Но это даже не мои родители, а бабушка захотела. В последний раз я был в церкви еще в пятилетнем возрасте. После этого уже только здесь…

      Он задумчиво смотрел через дверное окно на проповедующего служителя-волонтера. Шла воскресная служба в калифорнийской тюрьме самого строгого режима.

– Что произошло потом? Расскажешь?

– Потом папа нас бросил… Нет, я его не осуждаю, у него были свои причины и терки с мамой. Затем мама начала пить, и, когда мне было уже восемь лет, мы жили на улице в микроавтобусе. Это все, что нам оставил папа. Мы – это мама, я и моя младшая сестра. Она на год младше меня. А на выходные мы ходили в гости к бабушке. Она жила в апартаменте. Там мы мылись, нормально ели, спали и в воскресенье вечером обратно возвращались в наш серый микроавтобус. Мы не могли там находиться в будние дни – менеджер этих апартаментов пригрозил выселить бабушку, если мы еще там появимся.

– Да уж, невеселое детство… А как же школа?

– В школу ходил и не в одну. Ну, и ни одной школы не закончил, естественно. Мы ведь постоянно меняли места, переезжая из одного городка в другой и обратно. Мама стала пить больше. Потом наркотики… денег не было, и мы с сестрой начали сами немного приворовывать. Наблюдали, где и что не так лежит. Затем мой двоюродный брат познакомил меня со своими друзьями, и я начал приобретать навыки агента по продаже травки. Мне уже было четырнадцать лет, когда мы с сестрой стали заниматься этим всерьез. Появились первые деньги. Помню, как мы затарились в супермаркете и принесли бабушке две большие коробки хороших продуктов, пиццу, еще что-то. Она сильно болела тогда. Ей понравилось то, что мы принесли, и она спросила, откуда у нас деньги. Мы, как сейчас помню, смутились немного, и бабушка пригрозила пальцем, сказав, чтобы мы этого больше никогда не делали. Думаю, она все поняла и очень сильно расстроилась. Я до сих пор скучаю по ней.

       Хорхе замолчал и отвернулся в сторону. Спустя минуту, он продолжил свой рассказ.

– А с шестнадцати лет мое путешествие по исправительным учреждениям пошло полным ходом. Потом меня приняли в банду, и жизнь завертелась-закрутилась. Было интересно, весело и опасно. И вот я здесь с пожизненным, но с правом на пароль (возможность пересмотра дела при хорошем поведении заключенного и назначения даты на досрочное освобождение). Впрочем, если бы не тюрьма – меня бы давно уже подстрелили.

– А что случилось с твоей сестрой?

– Она сейчас находится в женской тюрьме. Но, слава Богу, скоро освободится. Кстати, она там тоже ходит в церковь.

– А как мама?

– Я не знаю. В последний раз мы говорили по телефону год тому назад. Думаю, что жива и зависает где-то на юге Калифорнии. Сестра обещала посетить меня, как только выйдет на свободу. Мой двоюродный брат тоже сейчас в тюрьме.

      Служение подходило к концу, и Хорхе Запата задумчиво посмотрел на часы.

– Время летит быстро, – сказал он, – еще пара лет, и будет слушание моего дела. Надеюсь, что получу дату освобождения. Я очень надеюсь на это...

– Представь, что ты вышел на свободу. Что будешь делать? Куда пойдешь?

– Дорогой мой капеллан, я знаю, что выйду на свободу, ведь я не причинил вреда хорошим людям… только плохим парням. А вот куда я пойду? Точно еще не знаю. Конечно, не в семью. Те, кого я знаю, либо сидят, либо в этом бизнесе до сих пор. Да и нет семьи у меня как таковой.

– И все же? Есть хоть какой-то план?

– Когда я выйду на свободу, я пойду… вот к нему, например!

Хорхе указал на волонтера-проповедника, который отвечал на какой-то вопрос.

– Да, к нему, он реальный человек и сам был когда-то заключенным. Когда выйду – приду к нему и скажу: «Вот я, помоги мне сделать первый шаг!» Я ведь не знаю этого мира и как в нем жить. Мне тридцать и выйду я лет эдак через двадцать. Мне будет пятьдесят и мир тогда еще больше изменится. И я знаю, что он мне поможет. Или такие, как он. Затем я найду себе жену. Я хотел бы еще, чтобы дети у нас были, даже если не свои. Вот это моя надежда и я живу этим, хотя будет это не скоро… Да и до этого еще надо дожить как-то.

– Понимаю, здесь не просто выжить и быть при этом на правильной стороне. К тому же эта принадлежность к той или иной банде, когда ты должен делать то, что тебе прикажут.

– А я думаю выйти из нее. Пока ты в банде – ты защищен, но вынужден делать то, что не хочешь. Если ты не в банде – ты один. Так тоже можно, если быть предельно осторожным. У нас есть и такие парни. Думаю стать одним из них. Пока не готов, но я серьезно хочу быть на правильной стороне. После крещения я уже не смогу участвовать в разборках, например. Не говоря уже о наркотиках. Хотя я уже год как чист и не употребляю.

Служение подошло к концу и тюремный народ уже толпился у выхода. К нам заглянул Густаво. Он был закадычным другом Хорхе.

– Вот я и Густаво говорю, чтобы он образумился. А он упорствует.

Густаво улыбнулся.

– Да я не против. Всему свое время. Мое время еще не пришло. Пока не готов.

Прошло два месяца, и наступило воскресение, когда Хорхе и еще восемь заключенных принимали водное крещение в тюремной церкви. Воды в незатейливом железном корыте было достаточно, чтобы погрузить даже самого большого заключенного, чернокожего добродушного толстяка, весившего 130 килограммов, если не больше. Настроение было праздничное, и никто не спешил расходиться.

На огромном тюремном дворе гуляло около трех сотен заключенных. Время прогулок подошло к концу, и надзиратели открыли калитку в железном заборе, чтобы, предварительно обыскав, пропустить тех, кто посетил нашу службу. Я вернулся в офис и хотел было включить компьютер, но не успел.

Мегафон начал буквально разрываться от команд смотрящего на вышке надзирателя.

– Всем лечь! На землю! Лицом вниз!

Раздались предупредительные выстрелы и взрывы дымовых шашек.

Я вышел из офиса вместе с волонтерами, как и полагалось по тюремному уставу.

– Только бы не мои, – сказал я волонтерам, – только бы не мои!

На тюремном дворе утихали страсти, чувствовался запах слезоточивого газа. Бурая скудная трава, вытоптанная заключенными, теперь была буквально усеяна ими же. Все уже лежали ниц и только переговаривались, обсуждая очередную драку. В центре двора группа надзирателей разнимала дерущихся, надевая им наручники. Среди них был и мой Хорхе.

       На следующий день я посетил его в одиночной камере. Как оказалось, Густаво задолжал деньги заключенному из другой банды и за это его побили, причем даже успели нанести небольшие увечья. Хорхе инстинктивно вступился за друга, и ему тоже немного досталось.

Я всегда удивлялся, как за минуту или две они умудряются хорошенько поколотить друг друга. На большее им просто не хватает времени, надзиратели быстро останавливают подобные побоища.

– Так получилось, – сказал Хорхе, – я не мог по-другому. Густаво – мой друг еще по улицам Лос-Анджелеса и не раз меня выручал.

– И что будет дальше?

– Не знаю, я всю ночь не спал, читал, молился… и думаю, что Бог может использовать даже зло во благо. Мне кажется, что неспроста все случилось именно так, в день моего крещения…

 

      Поговорив с ним еще немного, я отправился обратно в офис. Мне тоже почему-то казалось, что эта история не обязательно должна быть с печальным концом.

 

     Так оно и вышло. Густаво подлечился и вернулся обратно в свой тюремный отсек. Он продолжает посещать церковные служения. А Хорхе перевели в другую тюрьму, уже менее строгого режима. Он не был зачинщиком драки и уже вышел из банды. Именно так все и вышло, и как нельзя лучше для него.

Больше я Хорхе не видел, но очень надеюсь, что он продолжает оставаться на правильной стороне.

Пацефизм
5_Stages
Right_Side
bottom of page